Борьба за климат по-китайски

КНР — крупнейший в мире источник вредных выбросов, которые составляют свыше 13 гигатонн. Как курс на промышленное и технологическое лидерство страны может сочетаться с модным сегодня энергетическим переходом и зеленой экономикой? Рассмотрим на примере Китая.

imageУход от проблемы. Результатом интенсивной индустриализации Китая стало катастрофическое ухудшение экологической обстановки в стране, в том числе увеличение выбросов не только СО2, но и взвешенных мелкодисперсных частиц пыли, сажи, золы, нитритов и сульфатов. Объем этих выбросов в 36 раз превышает норму, установленную Всемирной организацией здравоохранения (ВОЗ).

Экологический кризис побудил китайское правительство к принятию мер по формированию национальной экологической стратегии. С 2006 года реализуется зеленая повестка, включающая концепцию 3Р (people, planet, profitability), направленную на развитие человеческого капитала, частного предпринимательства и охраны окружающей среды.

Сегодня КНР рапортует о серьезных успехах. Страна лидирует в мире по использованию солнечной энергии (более 30% мировой солнечной генерации); доля солнечной энергии в общем энергобалансе КНР к концу 2020 года составила 9,4% (в 2018 году эта цифра составляла 3%, в 2019-м — 4,5%). Китаю также принадлежит мировое лидерство в использовании ветровой энергии, доля которой в его энергетическом балансе составляет 6,8% при выработке в объеме более 220 ГВт. Примечательно, что в декабре 2018 года солнечная батарея мощностью 500 МВт в г. Цинхае стала первой в Китае, на которой генерация электричества стала дешевле, чем на угольных ТЭЦ.

В целом КНР тратит около 300 млрд долл. в год на экопроекты. Государство старается держать под контролем экологическую ситуацию. 14 отраслей экономики обязаны ежегодно предоставлять правительству «зеленый» отчет, ведется спутниковый мониторинг вредных выбросов и введена уголовная ответственность за нарушение экологических законов. Так, в самой крупной промышленной провинции КНР Гуандун контролирующие органы ежегодно закрывают около 1000 грязных предприятий.

«Зеленеть» с углем? Складывается впечатление, что Поднебесная уже стоит на пороге четвертого энергетического перехода к генерации преимущественно на базе возобновляемых источников энергии. Однако главной и неразрешимой пока проблемой КНР остается структура энергобаланса, львиную долю в котором занимает угольная генерация — самая грязная с точки зрения экологии.

За последние 15 лет доля угля в ТЭБ страны сократилась лишь на 10%, а к 2030 году, по прогнозам, снизится только до 47% от общего энергобаланса. В КНР ежегодно сжигается более 4 млрд т угля, а выбросы в атмосферу углекислого газа превышают 9,729 Мт (для сравнения: в США — 4,920 Мт; в Индии — 2,222; в России — 1,754; в Германии — 1,623; в Японии — 1,054), не говоря уже о мелкодисперсной пыли, образуемой в процессе добычи угля. И это — другая сторона китайского энергетического перехода.

Промышленный рост важнее? В начале пандемии, в период с января по апрель 2020 года, КНР вынуждено сократила объем вредных выбросов в атмосферу на 25%, однако после снятия карантина выработка двуокиси углерода вернулась к прежним показателям. Очевидно, что в настоящее время центральным вопросом стратегии китайского правительства является восстановительный рост, а не зеленый вопрос.

Тем не менее премьер-министр КНР Ли Кэцян выделяет четыре направления, по которым политика правительства будет продолжена: усиление контроля за загрязнением воздуха в ключевых областях, ускорение перемещения опасных химических предприятий из густонаселенных районов, улучшение качества строительства очистных сооружений, рост энергосбережения. По его словам, Китай продолжит сокращать потребление энергии и выбросы парниковых газов.

Премьер-министр также заявил, что страна улучшит общие показатели в области охраны окружающей среды и сосредоточит внимание на правовом, научном и целевом контроле загрязнения.

Другая беда. Второй проблемой, стоящей перед КНР в области экологии, является утилизация отходов. Речь идет о полиэтиленовых загрязнениях и необходимости ускорить разработку и производство биоразлагаемых упаковочных материалов. В настоящее время производство и применение таких материалов ограничено их высокой стоимостью, отсутствием достаточного стимулирования и налоговых льгот — с одной стороны, и слабостью государственного контроля — с другой.

В целом реформы, проводимые в рамках новой экологической политики в КНР, — в русле международных трендов на реализацию Парижских соглашений по климату. Их выполнение, безусловно, будет способствовать повышению качества жизни граждан и улучшению имиджа национального бизнеса.

Татьяна Кузьмина, профессор кафедры мировой экономики РЭУ имени Г. В. Плеханова, специально для издания Русский Рубеж. В Калининград передал собкор ИА Message RU.

Ваше мнение

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

13 + = 14

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.